Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Жизнь продолжается


В ролике -- местная ретушь небольшого (большие кончились) зеркала малым полировальником. Получилось удачно. Теперь осталось лишь разгладить мелкую рябь.

А на литературном полулетаргическом фронте -- печаль. Повесть "Простолюдин", которую я начинал писать как веселый рассказ, грозит перерасти в полновесный роман. Не хочу, а куда деваться -- текст требует.

Загадка

Помните бритвенные лезвия "Нева"? Я заказал в интернет-магазине аж 20 пачек. Ну вот зачем они мне, если бриться ими  (бр-р!) я не собираюсь и не Плюшкин по натуре? Кому охота, тот может выдвигать версии. Отгадку дам завтра.

Upd. Поскольку можно считать, что правильный ответ получен, даю отгадку, не дожидаясь завтрашнего дня. Вот ролик: https://www.youtube.com/watch?v=7bjL9eUvIOA А вот отрывок из моей пока не изданной книги "Человек с телескопом":

В-пятых, если размеры зеркала (и, соответственно, полировальника) не слишком велики, то на полировальнике не нужно даже формовать или проплавлять паяльником с насадкой глубокие – до основания – канавки. Достаточно процарапать их углом лезвия безопасной бритвы, держа лезвие поперек штриха и работая им на манер плуга. Любопытно, что для этой цели как нельзя лучше подходят (благодаря своей толщине и жесткости) бритвенные лезвия «Нева», о которых сказал немало слов всякий, кто имел несчастье бриться ими. Но для каждой работы существует свой оптимальный инструмент, и то, что мало пригодно для бритья, отлично служит телескопостроителям.

Фантастика? Гм...

Давно я не писал ничего о фантастике. И на то была причина. Она и сейчас никуда не делась, но я все-таки полагаю, что надо высказаться. Кто считает, что я ошибаюсь, -- укажите мне на ошибку.

С полгода назад один мой коллега сказал мне: "Писать надо лучше и больше". Я ничего не ответил. Насчет лучше -- и тогда не спорил, и теперь не спорю, а вот насчет больше... гм, а зачем, собственно? Основной вопрос: для кого? Коллега -- прекрасный писатель, между прочим! -- видимо, на тот момент еще сам не понял, что восьмитысячный тираж его свежего и притом замечательного романа сродни оскорблению. Но так как оскорбляться на невнимание читателей довольно глупо, надо попытаться разобраться, что в этом мире не так, куда исчез читатель и пора ли уже заносить его в Красную книгу.

Еще лет 15-20 назад другой мой коллега, ныне ушедший из фантастики, поскольку он умный человек, говорил мне: "Фантасты и их издатели выжигают собственное пастбище". Он был прав. В 2000-х фантастику стали писать очень многие, поверив, что это легкий хлеб и что для успеха не нужны мучительные годы ученичества. Были и приятные исключения, но погоды не делали. Издательский отсев был крайне слаб. Страну захлестнул вал фантастики, не увеличив при этом количество читателей. Хуже того, оно стало уменьшаться обратно пропорционально увеличению массы книжной продукции и прямо пропорционально падению ее качества. А как ему не упасть? Папы Карлы строгают и строгают новых Буратин, читатель дезориентирован, у него разбегаются глаза, он не знает, что выбрать, а тот писатель, который что-то может и хочет, никогда не даст гарантию, что из-под его пера выйдет шедевр, а не проходнячок. Нет гениев, выдающих на-гора одни только шедевры. Не бывает-с! И талант тонет в море серости; кое-как держатся лишь те, кто успел составить себе имя до вздымания вала. Притом этот писатель вынужден торопиться, чтобы заработать хоть что-то в условиях падения спроса, тиражей и, соответственно, гонораров. Но торопизм не способствует качеству, и мелкий тактический выигрыш ведет к стратегическому проигрышу, в том числе -- да-да! -- чисто финансовому. (Особи, искренне полагающие, что художник должен быть голоден и творить из чистой любви к искусству, своей неподражаемой наивностью вызывают во мне такое умиление, что хочется погладить их по головке и угостить леденцом на палочке.)

Все это банальность, извините.

Примерно в 2008 году прозвенели первые звоночки. В 2010-м загудели колокола. В 2012-м наступил коллапс. Он продолжается до сих пор и, если чутье меня не подводит, продолжится еще немало лет. Причин тому три (по убывающей):

1. Общий кризис перепроизводства информации. Действует на все виды литературы.

2. Чрезвычайное распространение пиратства. Действует преимущественно на жанровую литературу.

3. Снижение покупательной способности населения.

Лет 5 назад я считал, что каждая следующая причина в этом коротком списке действует в 3-5 раз слабее предыдущей. Теперь думаю, что раза в 2. Они ведь в некоторой степени взаимозависимы.

В этой ситуации в наилучшем положении находится читатель. Мало выходит новья, особенно хорошего новья? Не беда: можно читать иностранцев, да и того, что успело выйти у нас, читать не перечитать. Редактору хуже: издательство может просто закрыть редакцию фантастики. Не исключаю, что мы это увидим. Еще хуже писателю: для выживания ему приходится уходить в нон-фикшн, сценаристику, компьютерные игры, да мало ли еще в какие закоулки профессии. Или менять профессию радикально, чтобы выжить уже не в качестве писателя, а хотя бы в качестве белкового тела.

Что может сделать писатель, чтобы хоть немного приблизить окончание кризиса?

Увы, только одно: перестать писать фантастику. Или хотя бы перестать предлагать ее издателям. Начать писать нетленку "в стол" и/или поискать себе другое занятие. До той поры, пока в обществе вновь не возникнет острое желание читать новьё. Тогда, лет этак через 10, мы, возможно, станем свидетелями новой волны российской фантастики. Она будет другой. Какой -- не знаю, но другой. Печально, что многие нынешние фантасты, в том числе, видимо, и я, станут к тому времени уже ни на что не годны, но это только наша проблема.

Продолжаю развлекаться


Вот так развлекаются (а заодно и пытаются заработать на хлеб с икрой минтая) писатели, когда до них, жирафов этаких, все-таки доходит: их писанина никому по большому счету не нужна. Вчера после долгой мороки у меня кое-что получилось, и вот оно, дивное ощущение счастья! Как будто написал удачный рассказ, а то и повесть. В ролике -- кусочек пути к счастью.

Всюду жизнь



Будни "детей подземелья" в подвале Астрономо-геодезического объединения на Садово-Кудринской. Будни, впрочем, предпраздничные. Только ваш покорный слуга, отделившись от общества, уныло трёт толстое и самодовольное 412-мм зеркало. Но не зря: спустя 62 часа полировки зеркало можно считать пригодным для параболизации.

Книга тоже пишется. Не фантастическая ни разу.

Где бы найти рукопись?

Если судить по названиям некоторых литературных произведений, их рукописи находят:

- в Сарагосе
- в бутылке
- в кармане
- в ванне
- при таинственных обстоятельствах
- под кроватью.

Это я навскидку, по памяти. Вопрос: где бы еще найти рукопись, чтобы интриговало? (Фановую трубу не предлагать -- это первое, что мне, испорченному, пришло на ум.) В луноходе? В реакторе? При вскрытии? А? Кто что предложит?

Анонс


Вышла третья (и последняя) книга мини-цикла о Вычислителе. В "Лабиринте" уже есть, скоро появится и в книжных магазинах. Внимание! Читайте мелкий шрифт! Повести "Вычислитель" книга не содержит, а содержит она роман "Орбита для одного". Все три произведения цикла ("Вычислитель", "Язычник" и "Орбита для одного") будут изданы под одной обложкой позднее -- в серии "Абсолютное оружие" Эксмо. Гм, а кто сказал, что интеллект -- это не оружие?

Приятного чтения!

Удовольствие в объективности

Знаете, чем лучше возиться с астрономической оптикой, нежели писать книги? Отвечаю: объективностью. Точным пониманием критерия качества. Ну, еще тем, конечно, что в оптике есть "потолок" (оптически точная поверхность), к которому можно приближаться, но нельзя его достигнуть, а в литературе и потолка-то никакого нет. И в-третьих, похвалить либо изругать литературное произведение может каждый, кто научился читать (и не факт, что научился думать), -- а в оптике для похвалы или ругани надо все-таки кое-что понимать. Хотя бы знать, что такое число Штреля и зачем оно.

Позавчера было исследовано на интерферометре (ополосачено, как у нас говорят), одно из моих зеркал, не просто "натертое" по-любительски, но и доведенное до ума в автоколлимации. Ниже отчет.

P.S. Да, и книжка "Человек с телескопом" мало-помалу пишется.

Добровольно пиарю

"Проглотив" книгу в момент, я сейчас же вернулся к ее началу и теперь читаю вдругорядь, медленно, причем как минимум с тем же удовольствием. Очень-очень давно со мной такого не случалось. Гурманствую.

Я о "Родине слонов" Олега Дивова. Это вещь, ребята. Не сказать, чтобы без мелких недостатков, однако без них не бывает. Ведь и во вкусное яблоко природа зачем-то напихала малосъедобных косточек. Но о недостатках я Олегу потом скажу, если он их не знает (думаю, что знает лучше меня). Вероятно, большинство читателей сразу отметит один главный недостаток: текст короткий.

Олег, когда ждать вторую книгу-то?

А если кто-то подумал, что автор попросил меня написать этот пост, то он (не пост и не автор) попросту слабоумен, и не о чем с ним разговаривать.

Когда замыливается глаз

Когда я был маленьким, у меня тоже была бабушка я любил смотреть диафильмы. Одним из наиболее часто просматриваемых был диафильм "Матросик" по рассказу Станюковича. На днях я нашел его в сети: http://diafilmy.su/1538-matrosik.html Дай, думаю, посмотрю, вспомню детство золотое. И что же? Из текста к первому же кадру следует, что дело происходило в Индийском океане у западного берега Африки. Стало интересно: как такое может быть без искривления пространства? Или диафильм делал пьяный кое-какер? Полез в оригинальный текст рассказа -- увы, и там присутствует сия географическая небывальщина. Опа! Да тут ведь то же самое явление, которое однажды заставило меня набить в тексте БРДМ вместо БМД! Замыленность глаза при изрядной усталости от работы. Самое печальное для писателя (а для читателя порой смешное), что ляпы такого рода чаще всего не замечаются автором при вычитке текста и пропускаются редактором издательства, ибо если он вообще есть, то уж точно штампованный гуманитарий.