December 9th, 2006

"Человек сильного дождя"

Это Громов в дословном переводе с китайского. В китайском языке нет слова "гром". Как они без него обходятся -- женьшень их знает. Возможно, попросту игнорируют грозовые раскаты, полагая их непристойными звуками, издаваемыми Небесным Драконом, или еще чем-нибудь, о чем в приличном обществе не говорят. Короче -- Ливнев я по-китайски. Три иероглифа. Как-то раз мне их Слава Рыбаков на салфетке изобразил.

А можно тоже иероглифами, но фонетически -- тут выйдет по 4 иероглифа на имя и на фамилию. Так и сделали в китайском издательстве -- тамошнем аналоге нашего Воениздата. Смешная получилась книжка. "Завтра наступит вечность" называется, а как по-китайски -- боюсь даже спрашивать. Тут же и "Лучший экипаж Солнечной" Олега Дивова. Даже жалко отдавать ему такую экзотику. Но отдам, ибо уже слегка облагорожен созерцанием иероглифов, а благородный муж следует долгу, а не своим влечениям. :)

Что небезынтересно -- эволюция иллюстраций. Года 3 назад в том же издательстве выходила книга Сергея Лукьяненко. Рисунки мало отличались от тех, что были в советской фантастике 60-70-х годов. Теперь -- нет. Коллажики и претензия на условность. Если это не случайность, а тенденция, верно отражающая вкусы читателей, то остается сделать вывод: китайский читатель фантастики тоже быстро эволюционирует. Хороший ли это знак для российского фантаста -- наш отечественный женьшень (хрен) знает.